Возрождение деревянных храмов Cевера.

Рассказ священника Дмитрия Николаева 1 часть

Часть первая

Уже не помню точно, когда состоялась эта встреча. Была весна 2013 года, служба в храме Христа Спасителя. В галерее за алтарем, где обычно священники облачаются и где порой происходят важные встречи и разговоры, я повстречал своего старого товарища, отца Алексея Яковлева, с которым летом 2001 года мы начинали службу в Синодальном отделе по взаимодействию с Вооруженными силами. Мы давно не виделись и, как водится, стали делиться новостями. Я сообщил, что ушел из Военного отдела и теперь совершенно свободен от административной работы. А отец Алексей с воодушевлением рассказал о своем проекте по возрождению деревянных храмов Севера — «Общее дело». Я осторожно поинтересовался, нельзя ли мне по случаю моей свободы присоединиться к какой-нибудь экспедиции и приобщиться к Великому. Оказалось, не только возможно, но и желательно. Ура! Договорившись вернуться к этому разговору ближе к лету, мы разошлись.

И вот оно, лето! Определен временной интервал поездки, закуплены расходники, экипировка, получен маршрут, объекты, бензопила и... должность командира экспедиции. Не ожидал такого поворота. Но, может, это и к лучшему. Соединив слова «экспедиция» и «командир», я вдруг услышал, как где-то в глубине меня зашелестели страницы прочитанных в юности приключенческих романов и повестей. Что ж, экспедиция движется дальше, как писал мой любимый Владислав Крапивин! Осталось собрать команду. Масса причин и обстоятельств обычно мешает людям реализовать даже свои заветные желания, не говоря уже об участии во внеплановых событиях. Так было и на этот раз. Многих я звал, да немногие смогли откликнуться. Зато тот, кто смог, очень этого хотел и уже никогда не пожалеет о случившемся. В итоге сформировался небольшой, но перспективный коллектив. Во-первых, три веселых друга в расцвете сил Сергей, Александр и Артемий. Во-вторых — Ольга, наш надежный тыл и украшение мужского коллектива. В-третьих, два 12-летних капитана Максим и Паша из нашего приходского детского дома «Павлин» во главе с надежным Тихоном Андреевичем. Ну и я с моими мальчишками Алешей и Федей, девяти и семи лет соответственно.

Были сформированы три автомобильных экипажа и железнодорожный десант. Поездом, как надежным и проверенным средством передвижения, воспользовались воспитанники «Павлина», а остальные выстроились в автоколонну и в понедельник, ранним утром 24 июня, чуть только первые лучи солнца коснулись московских крыш, тронулись в путь.

Я счастлив. Впереди неизвестность и стопроцентно христианское дело, которое вселяет уверенность в безусловном преодолении любой трудности на нашем пути. И еще очень согревают предельно четкие и ясные инструкции, лежащие в кожаном армейском планшете, которым нас снабдило руководство «Общего дела» (спасибо Илье, который курировал экспедицию).

Обязательная остановка в Троице-Сергиевой Лавре. Молебен у раки Преподобного, запас святой воды для северян, приобретение икон большого формата для наших храмов. Движемся дальше. До Ярославля добираемся долго и нудно. Пока мы так едем, я познакомлю вас с теми храмами, в которых мы будем трудиться.

Экипажи в пути

Экипажи в пути
Храм Сщмч. Власия СевастийскогоОБЪЕКТ № 1. Храмовый комплекс церкви Власия и Климента

ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ: Ныне существующий ансамбль состоит из двух церквей — во имя священномученика Власия и святителя Климента, папы Римского. Летний Власьевский храм срублен в 1795 году. Стоящий к югу от него зимний Климентовский храм построен в 1879—1880 годах вместо сгоревшей старой церкви. В начале ХХ века рядом с церквами стояла шатровая колокольня постройки 1781 года, в советские времена разрушенная. В настоящее время ансамбль церквей в Тулгасе является последним сохранившимся комплексом из двух деревянных храмов XVIII—XIX веков, существующим на берегах Северной Двины.

Храм Сщмч. Власия Севастийского

АРХИТЕКТУРНЫЙ ОБЛИК: Летняя церковь Святого Власия поставлена на высоком подклете. Двусветный четверик завершен малым восьмериком с повалом, в прошлом увенчивавшимся грушевидным куполом важского типа. С востока к нему примыкает высокий пятигранный алтарь, перекрытый скатными кровлями, с запада — трапезная с притвором, перекрытые общей вальмовой кровлей, в которые вело крыльцо (не сохранилось). Зимний храм Святого Климента поставлен на невысоком подклете. Односветный четверик завершен малым световым восьмериком, перекрытым купольной кровлей. С востока к нему примыкает пониженный пятигранный алтарь, перекрытый скатной кровлей. С запада — трапезная под двускатной кровлей и пониженный притвор, также крытый кровлей на два ската.

Храм Свт. Климента, папы Римского

Храм Свт. Климента, папы Римского

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ: Обе церкви находятся в аварийном состоянии — деревянные кровли сгнили, частью уже обрушились. Оконные рамы выломаны, снята часть тесовой обшивки. Бревна срубов частично разрушены гниением, что привело к перекосу зданий. Летом 2011 года бурей окончательно разрушен купол Власьевской церкви. Церкви пустуют, внутри завалены мусором, кусками конструкций от упавших перекрытий. Громоотводы отсутствуют.

ОБЪЕКТ № 2. Церковь Косьмы и Дамиана в Чамове

ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ: Деревянная церковь построена в 1896—1897 годах на средства местных жителей по инициативе священника Иоанна Казанского, настоятеля храма в селе Конецгорье (не сохранился), к приходу которого относилось Чамово. Освящена 2 июля 1901 года. В годы советской власти закрыта.

АРХИТЕКТУРНЫЙ ОБЛИК: Деревянный храм, обшитый тесом, состоит из односветного четверика, в настоящее время перекрытого двускатной кровлей, с пониженными объемами пятигранного алтаря и трапезной, покрытых скатными кровлями. Основной объем, вероятно, завершался главкой, в середине ХХ века разобранной.

Церковь Косьмы и Дамиана

Церковь Косьмы и Дамиана

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ: Техническое состояние здания удовлетворительное. Сохранились кровли, большая часть обшивки стен, оконные проемы забиты досками. Церковь пустует, внутри завалена мусором, громоотвод отсутствует.

После Ярославля дороги стали прямее и свободнее, а наше настроение улучшилось. Оставив за скобками километровые столбы, скажу лишь, что в пути мы были 19 часов (не самый лучший результат) и прибыли в Тулгас 25 июня в 1.30 ночи, так и не дождавшись, когда стемнеет.

Зрелище перед нами предстало жуткое. В сумеречной дымке белых ночей зловеще возвышалось огромное мрачное здание без купола, с черными глазницами окон. Впрочем, внимательно рассмотреть его мы не смогли еще и потому, что были в ужасе от огромных голодных комаров, и потому, что нужно было срочно ставить палатки, пока глаза не слиплись окончательно. Добрым словом поминал я японский автопром, пока мой «Френдик» сам гостеприимно раскрывал на крыше автоматическую палатку. Отбой.

Вторник. Подъем в 8 часов утра. Огляделись. Храмы уже не кажутся угрюмыми — видно, что они рады нашему приезду. Лагерь в ста метрах от трассы, возле каких-то развалин. Как выяснилось позже, это разрушенная совхозная ферма. Рядом село. Внизу, под холмом, мелкая речушка. По трассе редко кто проезжает. Это дорога в город Котлас, куда нам вечером нужно ехать за ребятами с поезда. Второй храм находится у самой дороги, возле автобусной остановки. Романтики никакой. Нет шатровых колоколен, которые бы радовали глаз, и вообще никакой колокольни нет, от куполов одно название, дорога... В общем, добро пожаловать в реальность.

Развели костер, помолились, позавтракали. Еще раз прочли задание. Оно несложное. Выполняем консервационные работы. Опиливаем деревья, окашиваем траву, выгребаем весь хлам из храмов, складируем оригинальные элементы, стираем надписи со стен, проводим влажную уборку, размещаем иконы, в четверг служим литургию и перебираемся на второй объект.

Трудиться начали с молебна. Призвали в помощники святых угодников священномученика Власия и святителя Климента, окропили храмы святой водой и отправились на поиски инструмента. Звонок вежливости главе администрации района выявил, что наше добровольное размещение в палатках обрадовало местное начальство, а инвентарь мы можем попросить у добрых, отзывчивых дачников в селе за мостом. Спаси Господи!

Молебен

Молебен

Действительно, дачники оказались понимающими и выдали нам лопаты, а также снабдили питьевой водой на первое время. После непродолжительной беседы у них возникло желание отдать нам и садовую тележку, которую мы с благодарностью приняли.

Взревела бензопила, спиленные деревья дружно оттаскиваем в сторону. Попасть во Власиевский храм трудно, т.к. высокое крыльцо, доходившее когда-то до уровня второго этажа, полностью разрушено. Странное подобие лестницы приставлено к стене. Я поднялся по ней наверх. При входе стоит огромный металлический станок. Весь храм разделен на ячейки для хранения зерна. Дыры в полу и в крыше. Одна из основных несущих балок сгнила и держится милостью Божией. Следующая за ней треснула, трудясь за двоих. В алтаре относительно чисто. В иконостасе нет ни одной иконы, рамы частично сохранились. Я тут же понял, что поднимался не по лестнице, а по такой вот раме. К станку привязал веревку, другой конец опустил вниз, вот и лестница.

Сохранившиеся части купола

Сохранившиеся части купола

Когда мы вошли в притвор Климентовского храма, нам стало просто страшно. Потолок трапезной части полностью рухнул, и огромные тяжелые балки загородили проход. Штукатурка со стен и потолка обвалилась огромными пластами, завалив весь пол перед алтарем. Иконостас отсутствует. Нам показалось абсурдным наше присутствие здесь. Никто этого вслух не произнес, но все подумали. Лишь отсутствие выбора и послушание удержало нас от деморализации.

Интерьер Климентовского храма

Интерьер Климентовского храма

Тем временем пора было выдвигаться в Котлас, до которого 300 км. Это нисколько не пугало, потому что дорога вчера была отличной, доедем быстро. Да и ребята уже двигаются навстречу на попутном автобусе, который провезет их на полторы сотни километров ближе к нам. Педаль в пол, мы в пути. Но через несколько километров закончился асфальт и начался кошмар. Стройка, сужение, дальше гравий, изъезженный грейдерами, на котором автомобиль не на шутку трясется и без помощи водителя включает поворотники и дворники, поднимая при этом столбы пыли. Камни бьют по днищу. И в довершение всего полное отсутствие мобильной связи.

В назначенном месте ребят не оказалось. Связи нет. Едем дальше. Проехали еще 50 километров, осознали бессмысленность и повернули назад, надеясь, что просто разминулись и они уже в лагере. Почти так и вышло: их подхватил дальнобойщик и они прибыли в лагерь незадолго до нашего возвращения. Все живы и целы, уже хорошо.

День клонился к вечеру. Огромная куча бревен и мусора уже лежала у подножия храма. Три богатыря Сергей, Саша и Артем заслуженно отдыхали, а вновь прибывшие три мушкетера Тихон, Паша и Максим в сопровождении двух неутомимых гвардейцев Алеши и Феди и со мной в качестве кардинала отправились в храм выгребать помет из иконостаса и выметать пыль.

Вся деятельность экспедиции сопровождалась обязательной фотофиксацией, благодаря которой мы можем теперь видеть разницу в состоянии храма до — во время — и после. Ольга вооружилась фотоаппаратом и отправилась наверх вместе с нами.

Вечерний чай, молитва, отбой.

Вторник. Вечер трудного дня

Вторник. Вечер трудного дня

Вечерний чай

Вечерний чай

У нас в гостях Николай

У нас в гостях Николай

Среда. Отличный день! Литургию решили перенести на пятницу, т.к. в четверг утром приезжает автолавка. Развесили объявления в селе, на остановке, в соседней деревне и в райцентре. Познакомились с администрацией района. Божия помощь в наших трудах очевидна, мы ощущаем незримое присутствие Бесплотных Сил.

С утра обнаружили возле верхнего храма лестницу — ее принес нам местный житель Александр. Будем теперь подниматься с комфортом. Вновь выметали верхний храм, на помощь нам пришла женщина по имени Антонина с шестилетним внуком Егоркой. Она хорошо знает историю этой местности, сама отсюда родом, но теперь живет в Петрозаводске. Оказывается, место, где стоит храм, было центром, вокруг которого радиально строились села. И сам храмовый комплекс как бы вне населенных пунктов. Во время Гражданской войны здесь проходила линия фронта между английскими войсками и Красной армией. Колокольня служила наблюдательным пунктом. Один из снарядов красных пробил алтарь Власиевского храма, но храм не был разрушен, только дыра осталась. В советское время здесь была совхозная площадь, храм Священномученика Власия использовался как зернохранилище, его подклет — как топливный склад, в храме Святителя Климента была контора, а затем клуб. Иконы находились в иконостасе Власиевского храма до 60-х годов. Постепенно их разворовали местные жители. Отец Антонины был прорабом в зернохранилище и проявлял странное благочестие, не допуская на работу в храме замужних женщин, разрешая подниматься туда только девицам.

Интерьер Власиевского храма

Интерьер Власиевского храма

С утра пожаловали туристы фотографироваться на фоне храмов. После предложения поработать они куда-то заторопились. Во время обеденного перерыва к нам подъехала «Нива» с московскими номерами, в которой сидел мужчина и две собаки. Мужчина проявил высокую активность, напоминая своей динамикой хорошего замполита, но поработать согласился. Николай назвался диким паломником: он побывал в Архангельском епархиальном управлении и направлялся в один из северных монастырей. С его помощью мы сбросили сверху зерноперерабатывающий станок.

Тем временем в храме Святителя Климента начали разбирать рухнувший потолок. С Божией помощью! Параллельно выметали штукатурку, выносили удобрения и разбирали совхозную пристройку.

На следующий день осталось только убрать толстый, сорокасантиметровый слой земли с пола трапезной части и выкосить траву вокруг храмов.

После работы все довольные и вдохновленные поужинали, а потом отправились на Северную Двину купаться. Большая часть реки обмелела, и мы в шутку называли наше купание пешими прогулками по Северной Двине. Вернувшись в лагерь, у костра определили фронт работ на следующий день, нужно было уже начинать активно готовить храм к службе. На том и разошлись по палаткам.

Четверг. С утра работа закипела с удвоенной силой. Косили траву, вычищали от мусора подклет и складировали в нем хорошие доски и оригинальные детали купола. Развешивали иконы, устанавливали подпорки под прогнившие балки с надеждой, что это поможет храмам дождаться следующей экспедиции — реставрационной. Наши опасения очень серьезны, потому что таких больших храмов по всему Северу осталось всего около двадцати и их становится меньше с каждым месяцем.

Антонина и Егорка

Антонина и Егорка

Ольга — украшение нашего коллектива

Ольга — украшение нашего коллектива

Все дни нашего пребывания в Тулгасе стояла 30-градусная жара. Одолевали комары и особенно слепни. Место открытое, тени нет. Облегчение получали только работая внутри храмов. За питьевой водой дети бегали в село, где в одном дворе есть скважина.

По словам жителей, дождя не было уже месяц, если и капал немного, то вокруг, не здесь. И вот произошло радостное событие. Мы возвращались с купания в обеденный перерыв, предусмотрительно намочив футболки и головы, как вдруг поднялся ветер и набежали тучи. На подходе к лагерю на землю стали падать первые крупные капли, и очень скоро разразился настоящий ливень! Будто по мановению волшебной палочки кругом разлились огромные лужи. Но из-под ливня уходить никто не спешил, ведь мы так его ждали!

Продолжение следует

Ливень! Слава Богу!

Ливень! Слава Богу!