Возрождение деревянных храмов Cевера.

Русский Север: взгляд изнутри

Восстановление храмов Севера – дело, объединившее этим летом людей, которым небезразлична судьба русского деревянного зодчества и духовная жизнь северян, годами не видящих священника. Девять учеников Сретенской духовной семинарии и неравнодушные ребята из Москвы, Тулы, Екатеринбурга, во главе с иеромонахом Московского Сретенского монастыря Иринем, побывали в деревнях вдоль реки Онеги. Волонтерами практически полностью была восстановлена часовня. Были проведены три Божественные Литургии. Двадцать семь человек приняли Крещение, более ста причастились. Участники экспедиции поделились с нами своими впечатлениями о поездке на Север.
Василий Марионда, студент 2 курса Сретенской духовной семинарии, волонтер

Наша любимая Родина раскинулась на многие и многие километры! Есть даже такие места, куда никогда не ступала нога человека. Поэтому совсем не удивительно, что очень много мест и целых областей, краев, республик, где живет совсем мало людей. Одним из таких мест является Архангельская область. Ее месторасположение, по преимуществу, всем знакомо. Все же хочу заметить, что это север нашей страны, который омывают воды Белого моря.

Из Москвы до места высадки, а именно до Онежского района, села Поле, мы ехали около полутора суток, где-то 1200 км от нулевого километра. По сути, все население этого района сосредоточено близ реки Онеги.
Столь долгая дорога уже заранее подготавливала нас к чему-то интересному и таинственному. Становилось понятно, что в таком отдаленном уголке мы, участники экспедиции, встретим какие-то свои особенности, как в жизни людей, так и в окружающей обстановке.

Действительно, мы сразу заметили первую особенность, а именно белые ночи. Столь привычное для нас разделение дня и ночи полностью исчезло. Потом еще не раз приходилось чему-нибудь удивляться…

Было заметно, что люди вели себя естественно, без всяких светских норм поведения! Просто именно так, как хотелось их сердцу. У меня сложилось такое впечатление, что слово «субординация» являлось для них каким-то инородным и совершенно чужим. Они очень просты. Однажды во время литургии одна женщина с ребенком поднялась на салею, прошла через царские врата и подошла к священнику с каким-то вопросом. При этом ни капли не смутившись. Конечно, для нас это было как-то дико и очень неприятно. Но это объяснимо все той же простотой. Более того, там ведь были люди, которые впервые в жизни видели священника и присутствовали на Божественной литургии.

К нам каждый день приезжали молодые ребята, чтобы пообщаться, поиграть в волейбол. Скорее всего, им хотелось показать себя, напомнить нам, что они существуют. Когда мы собрались у костра, они стали жаловаться нам на свою жизнь. Они говорили, что зарплаты крайне маленькие, а цены не ниже московских; на то, что работы нет и никто не хочет идти им на встречу. Мне стало жаль их, и я попытался объяснить им, что в такие минуты отчаяния нужно обращаться за помощь к Богу и что Он поможет, но, к сожалению, из их ответа я понял, что эти люди больше рассчитывают на свои силы. Меня очень беспокоил вопрос социального уровня их жизни, но вскоре мое негодование по этому поводу прошло благодаря руководителю нашей миссионерской экспедиции отцу Иеринею. Он сказал, что как-то общался с одной бабушкой из соседней деревни, и на недоуменный вопрос: «Почему большинство местных жителей бедно живут!?» она, не задумываясь, очень просто ответила: «У того, кто не пьет и старается работать, есть средства для жизни, а кто ПЬЕТ, тот постоянно переживает какие-то финансовые трудности».

Нельзя пройти мимо величественных деревянных храмов. Они создавали ощущения древности, присутствие великого духа предков. В них чувствовалась особая благодать, ведь их сооружали с молитвой и любовью монахи, выходцы из близлежащих монастырей, в числе которых была древняя Соловецкая обитель.

Меня поразил тот факт, что на такой большой район - приблизительно, как половина московской области - приходятся всего лишь два священника!
Лично для себя я сделал следующий вывод: люди на севере добрые, и их сердца с трепетом и жаждой принимают православную веру. Им нужны священники, чтобы иметь перед глазами пример благочестивой жизни. Им, как и всем, нужны церкви, чтобы собираться для общения с Богом и для всеобщего соединения в духе и истине. Жизнь их станет ярче, интереснее потому что они будут иметь свет жизни (Ин. 8:12). Вследствие чего, их любовь и ревность будет всем в пример, так как Спаситель сказал: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5:16).

Я благодарен Богу за то, что мне была предоставлена возможность поехать в Архангельскую землю, в Онежский район, тем более с такой замечательной миссионерской командой!
Иоанн Кудласевич, студент 2 курса Сретенской духовной семинарии, волонтер

У каждого человека есть места на земном шаре, которые он хотел бы посетить, а также соприкоснуться с культурой той или иной местности. У меня одним из таких мест стал Русский Север, а именно Архангельская земля.

Когда появилась возможность посетить северные земли нашей Родины, и непросто побывать, а в качестве миссионера и волонтера поучаствовать в восстановлении храмов, то я очень обрадовался. На тот момент не полностью сознавал важность этой миссии для жителей Севера и для себя. Но побывав там, могу сказать с твердой уверенностью, что людям необходима духовная пища, поступающая через просвещение в Христовой вере и участии в богослужениях. Жители тех мест очень гостеприимны, а тем более к тем людям, которые могут рассказать им о Боге. Они радуются и тому, что их не забыли, помнят о них и помогают в сохранении храмов - памятников культуры деревянного зодчества.
Храмы Севера – это то, что сильнейшим образом отразило веру народа, жившего полтора века назад, и хотя атеисты старались угасить ее, но все же горит она маленькой искоркой в каждом северянине, желающем найти ее и разжечь до пламенной любви к Богу. Староста храма из Большого бора рассказывал, что часто к ним приезжают протестанты проповедовать, но признается, что не воспринимает их сердце, оно требует «нашей» православной веры. Часто в разных деревнях жители Прионежья благодарили нас за очистку храмов и ревностную помощь.

Ты смотришь вроде бы на простой заброшенный дом, а видишь храм: без крестов, куполов, в некоторых местах сильно перекошенный. Внутри видишь три раздела: притвор, центральную часть и алтарь, порой отделенный лишь когда-то прекрасным и массивным иконостасом, что оказывается видным из его «останков».

Самым интересным фактом является то, что, не смотря на осквернение храмов и разграбление их в прошлом столетии, находясь в них, ты все равно чувствуешь Храм, в котором поныне присутствует Сам Господь.

Мы не можем равнодушно относиться к исчезновению храмов-памятников деревянного зодчества Севера даже не потому, что они памятники архитектуры федерального, местного или иного значения, а еще и потому, что они являются Храмами присутствия Божьего.
Сергей Зацаринный, студент 2 курса Сретенской духовной семинарии, волонтер

В одной замечательной песне о Родине есть такие слова: «Широка страна моя родная, много в ней лесов полей и рек…». Поездка для восстановления храмов Севера в Архангельскую область дала нам возможность убедиться в том, что Россия богата не только реками и лесами, а ещё и добрыми и сильными людьми.

Хотелось бы поделиться своими впечатлениями и написать несколько строк о тех местах, где мы побывали и о тех людях, с которыми нам посчастливилось встретиться. Это была моя первая поездка на Север, и передо мной открылись невиданные раньше пейзажи. Дремучие леса и тихие северные реки оказали на меня очень сильное впечатление.

В первый же день нашего приезда я купался в местной реке под названием Кодино. Вода в ней была чистая, но очень холодная, однако и это не помешало мне купаться.

Ещё очень поразили белые ночи, которые были настолько светлые, что только по часам можно было определить время суток. Это было очень необычно для меня.

Конечно же, одно из самых сильных впечатлений на меня произвели храмы, которые были возведены не одну сотню лет назад. До сих пор я удивляюсь, как мастера могли втаскивать на приличную высоту такие огромные балки. Умельцы того времени были профессионалами в плотницком деле. При постройке они обходились минимальным количеством кованых гвоздей, каждая последующая балка была подогнана под предыдущую.

Ещё я очень удивился доброте тех людей, которые там живут. Местные люди приходили к нам каждый день, и всегда не с пустыми руками. Молодежь всегда приглашала нас поиграть в волейбол. Когда же мы пришли к одной долгожительнице, которой уже 86 лет, то не только не остались голодными, а еще и удостоились послушать несколько песен и частушек местного фольклора.

Печально то, что при наличии храмов, там нет священников, люди, жаждущие Слова Божия, не могут ходить на Литургию и причащаться Святых Христовых Таин. Много некрещеных, и не потому, что они не хотят этого или не могут, а по причине отсутствия священства.

В этой поездке я действительно понял, что именно это и есть настоящая практика для семинариста. Физическая работа по уборке и восстановлению храмов переплеталась с душеполезными беседами с людьми, которые готовы слушать слово Божие и исполнять его.
Денис Руденко, волонтер

Думаю, что поездка принесла всем радость. Для тех, кто ездил в прошлом году, добавилось новых впечатлений. Новичкам понравилось не меньше. Деревня Поле оказалась отличным местом для лагеря. Выгодно расположенная, она позволила тратить меньше времени на переезды.

Удовлетворение от нужной работы и хорошая компания помогли отдохнуть. Понравились частые службы, я стал лучше понимать их структуру. Это помогло внимательнее молиться.

Сложилось впечатление, что больше времени нужно посвящать храмам, а не часовням. Работа сразу на многих объектах часто, к сожалению, теряет практический смысл из-за своей незавершенности. Убрав мусор и не сделав кровлю, мы через год получим тот же мусор плюс ухудшение состояния кровли.

Единственным неудобством, наверное, стали поздние приезды в лагерь. И правильно поездку называют экспедицией, ведь кроме помощи храмам и часовням, мы многое узнали о северных деревнях и их жителях. Перемещение между деревнями по реке внесло в экспедицию дух того столетия, когда мореплаватели посещали острова Карибского моря, изучая и развивая торговлю.
Отцу Иринею удалось грамотно организовать эту поездку.
Сергей Трущелев, студент 2 кура Сретенской духовной семинарии, волонтер

Экспедиция из Сретенского монастыря отправилась на помощь русскому северу в возрождении православия, как в плане просвещения, так и в плане реставраций храмов и часовен.

В этой поездке больше всего меня впечатлили архитектурные сооружения, которые дышат стариной и благочестивым духом наших предков. Как вы уже поняли, это храмы. Каждый по-своему уникален. Все в нем устроено так, чтобы зайдя вовнутрь, человек обратил свой ум к Богу. Конечно, вы скажите, что сейчас в каждом храме такое явление происходит с человеком. Но в этом есть одно но…. Церкви, которые сейчас украшают наши города, расписаны, украшены различными иконами на стенах. Это и настраивает на молитву. В церквях и часовнях, которые мы посетили в Архангельской области, не сохранились творения иконописцев. Однако сам молитвенный дух присутствует там с освящения храма, даже, возможно, еще с самой постройки, ведь дом Божий в далекие времена, когда русским народом управлял монарх, был самым важном местом в том или ином населенном пункте. Войдя вовнутрь, погружаешься в далекое прошлое, представляешь, как много веков назад здесь совершалась Божественная Литургия, возвещалось Слово Божие, и православный народ возносил свои молитвы к Творцу.

Господь наш сохранил храмы в Архангельской области для нас, верующих во Святую Троицу, чтобы мы знали наше прошлое и не забывали о нем. Уберег Он эти церкви и соборы различными судьбами: ведь, посмотрите, большевики не тронули все церкви вышеупомянутой области, хотя эта была одна из главных главная целей. Во время власти И.В. Сталина храмы также не были тронуты.

И что же это получается, народ Божий? В первой половине XIX столетия, во времена, когда осквернялись святыни Церкви Христовой, сохранились церкви по промыслу Отца Небесного. А сейчас, когда мы, род избранный (см.1 Пт. 2, 9) не гонимы и не преследуемы от врагов внешних, равнодушно смотрим, как на глазах погибают наши храмы, наше наследие. Это очень горестно.

Сегодня Сретенский монастырь предоставляет возможность приложить усилия в реставрации храмов русского севера. Воспользуемся этой великой возможностью и, отложив суету и житейские попечения, потрудимся во славу Животворящей Единосущной и Нераздельной Троицы.
Любовь Лукьянова, волонтер

Это была очень хорошая поездка, поскольку род ее деятельности был направлен на восстановление храмов. В таких отдаленных регионах России население как раз нуждается в помощи и поддержке. Каждый храм можно считать памятником культуры, и их разрушение нельзя допускать. Государство часто игнорирует такие вещи, не выделяет средства и не привлекает рабочую силу для их восстановления. При всем этом, пример нашей поездки был очень показательным. И хотя мы пробыли в Архангельской области недолго, наша деятельность вызвала интерес у местных жителей к такого рода работе. Возможно, мы придали уверенности тем из живущих там, кто уже длительное время занимается восстановлением храмов в столь тяжелых для жизни условиях.

Кроме того, поездка имела миссионерскую направленность. Благодаря ей многие люди ознакомились с различными религиозными понятиями, что, прежде всего, воспитывает и культивирует в человеке моральные качества, а также расширяет кругозор. Помимо этого, много местных жителей побывало на богослужение в храме, а некоторые даже приняли крещение. Я считаю, что для людей это были очень важные и знаменательные события в жизни, поскольку в деревенских и сельских храмах на севере практически нет постоянно служащих священников. В результате, население не имеет доступа к таким таинствам, несмотря на то, что сами местные жители, как мне показалось, проявляют к этому большой интерес.

Я думаю, что поездка принесла много положительных эмоций и оставила много хороших воспоминаний как у участвующих в ней людей, так и у местного населения, поскольку тамошние жители оказались добрыми и отзывчивыми. Между нами завязались хорошие отношения. Люди охотно давали интервью, рассказывали о своей жизни, снабжали нас продуктами питания и топили нам баню, местные дети часто приходили к нам поиграть в подвижные игры. Перед отъездом был организован прощальный концерт для местных жителей, на котором мы выступали с песнями, а также вели беседы о религии. На нём собралось очень много народа.

Меня впечатлила северная природа своей красотой, а также обстановка и жизненный уклад в этих местах. Он более спокойный и размеренный, по сравнению с нашим. Плотность населения очень маленькая, в результате чего там очень тихо. Построек также мало, и в основном все они деревянные. Многие здания очень древние, а большинство домов заброшены. В силу своей старинности, большинство из них можно считать памятниками культуры. Компания, с которой я ездила, тоже подобралась очень хорошая. Мне раньше не приходилось видеть так много умных и воспитанных людей, собравшихся в одном месте. Я думаю, что такие поездки помогают хорошим людям познакомиться и наладить общение.