Возрождение деревянных храмов Cевера.

Экспедиция Сретенского монастыря в Онежский район Архангельской области

"Группа Сретенского монастыря, состоящая из двадцати пяти человек, во главе с иеромонахом Иринеем (Пиковский) отправилась в Онежский район Архангельской области. Вот, что рассказывает сам о.Ириней:

"Общее дело" - "дружное дело".

В древности на Руси храмы ставили "всем миром", всеми жителями деревни или нескольких небольших деревень. А где не было возможности построить храм - в такой деревне ставили часовню. Так каждый поселок встарину был освящен присутствием храма или часовни.

Но, прошли годы, десятилетия советского и пост-советского периода. Деревни русского севера опустели и теперь только присутствие храма посреди полуразваленных строений Архангельского края напоминает о том, что здесь когда-то жили люди. И не просто жили, но жили хорошо, сытно, богато и с молитвой. Остатки двух и трех-этажных деревянных домов, целых деревень с 7-комнатными жилищами, говорят о том, что в Онежском районе, где побывала наша экспедиция, жили зажиточные крестьяне. Они добывали соль для Соловецкого монастыря, торговали лесом, ягодой, рыбой, выращивали пшеницу, разводили скот, сами производили все необходимое для бытовых целей и снабжали этим своих детей. В наши дни отпала необходимость самим изготавливать себе одежду или посуду, не добывается соль, в былых объемах не ловится рыба и уже редко можно встретить собирателей ягод. Все, что дает природа усердным труженикам ныне дешевле купить в супермаркете. Уезжает из деревень молодежь, а сами поселки зимой пустеют и только летом наполняются за счет приезжающих дачников. Между поселками реже стали ходить автобусы, а по реке Онега уже не ходит катер межпоселкового сообщения.

Жителю Москвы трудно даже представить, что в ХХI веке в Онежском крае можно встретить деревни, к которым не идет дорога, нет мобильной связи, нет колодцев с водой и нет электричества. Жители деревни Пияла берут воду из реки. В Каменном нет электричества, а в Мондино "из внешнего мира" можно попасть только на моторной лодке. Может возникнуть вопрос: как там до сих пор живут люди? Неужели они одичали? Нет, не одичали, но, да, действительно живут, и живут очень хорошие люди. Многие из тех кто пьет, уже "допивают свой век" и обретают себе место в могиле. Остаются те, кто любит родную землю и умеет на ней трудиться. Как говорят местные жители, в деревни сейчас не пропадешь: если умеешь делать хоть что-нибудь - будешь жить неплохо. Работу себе найдет и столяр, и каменщик, и электрик, и агроном, и фельдшер. Найти себе здесь сможет и бывший моряк и бывший сантехник. Лишь бы край он этот любил и хотел трудиться.

Вот к этим труженикам земли русской и отправилась наша экспедиция. 25 человек во главе со священником поехали в Онежский район, чтобы потрудиться над очисткой храмов вдоль реки Онега Архангельского края. Среди участников были 9 учащихся Сретенской духовной семинарии и 15 человек из Сретенской молодежки самых разных профессий (от программиста до бухгалтера). Мы думали, что едем в густой лес очищать храмы от завалов. А оказалось, что мы поехали туда, где можем помочь нашим душам.

Конечно, в первую очередь от нас ожидалось - очистить храмы с. Поле, с. Мондино, с. Пачпельда от мусора, птичьего помета, стереть грязные надписи. Мы это и сделали. Более того, в с. Мондино - залатали протечки в крыше там где ветром была сорвана с крыши жесть или рубероид, приняли участие в серьезном ремонте часовни в с. Павловский Бор, поучаствовали в облагораживании храма в с.Большой Бор, вымыли храм в с. Пияла, наметили работы в с. Сырья и в других местах. Наша молодежь трудилась на славу. Но это было не самым главным. Главным
оказалось то, что мы встретили там по-настоящему добрых людей.

Когда мы оказались на месте, то вдруг осознали, что несмотря на запустение деревень, оставшиеся жители хорошо знают чем живут их соседи. Без всякой мобильной связи любая информация мгновенно передавалась за десятки километров. И на этих десятках опустевших километров оказалось много людей, которым небезразличны опустевшие храмы.

Нередко те жители, которые откликнулись на призыв "Общего дела", оказывались людьми малоцерковными. Это и понятно. У них в храмах по 50 лет не совершалась литургия, а живого священника сейчас они в лучшем случае видят раз в год. Большинство людей, которые принимали участие в наших литургиях, исповедовались и причащались впервые в жизни. Но среди них нашлось много таких, которые имеют желание сохранить свой родной храм. На вопрос: "а почему вы до сих пор свой храм не прибрали?", большинство отвечали: "мы боялись, т.к. не знаем что в нем происходит и как к нему подойти". Так сейчас и выходит: кто посмелее, латает храм как он то понимает, а кто по стеснительней - боится к нему подойти. Если за какой-то местный храм взялся бы хотя бы один активист (как в д.Турчасово, д.Поле, д.Большой Бор), можно надеяться, что он и храм тот будут спасены.

В местных людях нас поразили два качества: настороженность и отзывчивость. Сначала настороженность, т.к. до нас какие-то "реставрационные" организации под видом проектных работ десять лет назад разорили храмы. Затем отзывчивость - когда стало понятно, что мы приехали храмы прибрать и украшать, а не наоборот.

Когда с местными жителями установился контакт, стало понятно - что они и есть та самая "добрая почва", о которой говорил Христос. Чистые, красивые душой люди, проживают здесь свой век почти не зная греха. В поте лица они трудом добывают свой хлеб там где нет дискотек, нет трактиров и иных заведений. Они угощали нас тем, что с леса послал им Господь, оставляли в домах своих на ночь, готовили бани. С удовольствием они слушали наши концерты, рассказывали нам то, что перед глазами проходило на этой земле в течении последних десятилетий. Место нашего лагеря стало местом притяжения для местных детей, подростков и взрослых. Молва быстро обошла все окружающие села. И поэтому нам предстояла непростая задача: людям знавшим советский эталон порядочности надо было показать своим примером - что значит быть не просто хорошим человеком, но - христианином, учеником и последователем Господа Иисуса Христа.

Это стало возможно благодаря общему делу по воссозданию храма. Совместный труд ради благого дела по сохранению памятника старины нас объединил с местными жителями, дал повод для разговора. Появилась общая проблема, которую надо было совместно решать. А в процессе решения мы показали, что венцом труда по очистке храма должна стать общая молитва, ради которой и строился этот Божий удел. Поэтому, Литургия и стала центром общего дела.

Когда разговор зашел о богослужении, местные жители прежде всего всматривалась на нас - как мы говеем и как мы молимся в храме. Если они видели, что все это серьезно и нам самим нравится молитва, то и для них даже длинная служба не была в тягость. Поэтому когда в один и тот же день проходило крещение, а затем и литургия - они не чувствовали усталости, им было все это интересно и в радость. За неделю нашего пребывания в Онежском крае мы отслужили 3 литургии и 3 раза провели крещение. Крестилось - 27 человек, причастилось из местных жителей более 100 человек.

Когда мы стали уезжать, то в какой-то момент почувствовали что значить слово "благодарность". Отзывчивость местных людей вызвала обоюдную благодарность. Мы порадовали их своим молодежным приездом, а они порадовали нас гостеприимным приемом. Мы благодарили их за то, что они существуют, а они - нас за то что мы их посетили. Мы стали ближними друг другу, а через это и - Богу. Нас посетили слова апостола Павла: "Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите" (1Фес. 5:16-18). Вхождение в этот апостольский завет, наверное, и стало результатом нашей поездки.