Возрождение деревянных храмов Cевера.

Приветственное слово Митрополита Архангельского и Холмогорского Даниила

Дорогие друзья, мне очень приятно присутствовать сегодня на этой конференции, потому что именно Архангельская епархия отличается тем от всех других, что больше всего находится на нашей территории храмов, часовен деревянных – старинных, замечательных, но, к сожалению, в тяжёлом состоянии… Руинированы некоторые настолько, что едва ли возможно их возродить. И этот процесс разрушения – он продолжается.

Хотелось бы вместе рассказать об этом и привлечь внимание неравнодушных людей. До дого как приехать в Архангельскую епархию, - год с небольшим тому назад, я до этого нёс своё послушание на далёком острове Сахалине девять с лишним лет. И вот, приехав на этот остров, я убедился что нет ни одной часовни ни одного поклонного креста ни одного старого храма, всё – «новодел». И, конечно, хотелось мне очень, чтобы что-то из старины было на этом острове… Но затем Господь меня послал в другое место, куда я приехал, увидел – обрадовался и одновременно ужаснулся. Обрадовался, что столько много святынь, и ужаснулся, когда увидел запустение в этих храмах и в этих часовнях, монастырях.

И вот видя всю эту красоту и особенно отмечая, что храмы и часовни стоят на таких местах, которые просто так человек не выбирал. Мы читаем в истории этих храмов, что было много указаний свыше… Пресвятая Богородица Сама говорила: «поставь на этом месте храм», или «поставь на этом месте часовню». Это места, которые Сам Господь через своих угодников Божиих указывал народу.

Эти места – они действительно святые и они отмечены храмами. Приезжаешь и видишь: там – упал купол, там – уже провалилась крыша, там – покосился крест и так далее… И, конечно, сжимается сердце и обливается кровью, потому что эти храмы – это ещё и показатель целостности взглядов, эта система ценностей нашего народа. Человек, зачастую, сам не жил в таком красивом большом доме, как тот, который он строил для молитвы, для встречи с Богом, - огромные монастыри, такие красивые, мощные, замечательные… А сами люди ютились в чём-то маленьком. Люди отдавали Богу самое лучшее – это была их система ценностей, система их мировоззрения. И вот из этого формировался наш нравственный идеал, идеал нашего народа. И к этому идеалу народ стремился. И чем больше было таких святынь – тем была чище и возвышенней душа русского народа.

И наоборот, как описывают одни иностранцы (они приехали в конце 30-х годов на Русский Север – в экспедицию, совместно с учёными советского союза), когда они увидели, что в храмах происходят танцы, храмы взрывают, сжигают, рушат, расстреливают иконы как в тире – они были мишенями, - то эти иностранцы ужаснулись. Они говорили, что какая-то дикая озлобленность сквозила в глазах русских людей. Один из участников экспедиции рассказывал: «мой отец приезжал в 1915 г. на Русь. И что случилось сейчас с народом? Народ же превращается в зверей!»

Действительно, прогресс без Христа рано или поздно вырождается в регресс. Это показатель упадка наших людей. Пока наши святыни в таком запустении – это значит и души наши в таком тяжёлом духовно-нравственном состоянии. Неслучайно больше всего суицидов – у нас на Севере. И не из-за того, что там полярные ночи, а из-за того, что «безнадёга» поселилась в сердцах человеческих. У мужчин она выражается в беспробудном пьянстве.

Некогда Чехов сказал слова про остров Сахалин, он написал очень удивительные слова, точные. Они звучат так: «Сахалин располагает к угрюмому пьянству». «Располагает» - это не значит, что все были угрюмые пьяницы… Так же и на Севере – народ жил очень достойно, весело, красиво, возвышенно, свято, - потому, что у него была правильная система ценностей и нравственных ориентиров. И, возрождая всё это, мы возрождаем душу народа.

У отца Алексея большой опыт – он много может примеров привести, и у меня эти примеры есть, и у других священнослужителей – когда приходят в село люди, из Москвы ли они приезжают или ещё откуда-нибудь, и начинают возрождать храм, и местные жители подключаются и потом говорят: «а как на сердце-то легко стало, наши души просыпаются». Действительно, хотелось бы пробудить наш Север, пробудить народ, возродить святыни, независимо от того сколько людей приходит в храм, сколько людей молится пред той или иной иконой, - всё это должно стоять. И самый простой вариант сохранения – хотя бы что-то законсервировать, сделать крышу – тогда ещё может стоять и радовать наша земля нашими святынями нас с вами. Если их убрать, то даже тот прекрасный пейзаж, который есть на нашем Севере – он будет неполноценный и ущербный.

Я надеюсь на то, что такие встречи будут всё больше и больше находить людей неравнодушных к нашей с вами истории, нашей культуре и нашей духовности. Спаси вас Господь.